465fe176

Макогоненко Д Г - Кальдерон В Переводе Бальмонта, Тексты И Сценические Судьбы



Д.Г.Макогоненко
Кальдерон в переводе Бальмонта. Тексты и сценические судьбы
I
Переводы К. Д. Бальмонта из Кальдерона явились подлинным открытием для
русской литературы одного из величайших представителей Золотого века
испанской литературы. Бальмонт не только стремился к точному и поэтическому
переводу текстов, но и сопровождал его значительным историко-литературным и
библиографическим аппаратом. Задуманное необычайно широко для своего времени
издание было самым современным научным типом издания. И в этом плане во
многом не уступает уровню известных изданий (Шекспира, Байрона) под
редакцией С. А. Венгерова.
В истории становления русского театра и драматургии начала XX в.
обращение Бальмонта к Кальдерону имело особый смысл. Появление переводов
Кальдерона выходило далеко за рамки научно-просветительские. Они как бы
непосредственно включались в литературную борьбу за новое литературное
направление. Традиции барокко и романтизма являлись неотъемлемой частью
программ и новых художественных моделей. По своему значению переводы К. Д.
Бальмонта из Кальдерона можно сравнить с ролью, которую сыграли немецкие
романтики начала XIX в. в ознакомлении с драматургией Кальдерона европейской
литературы.
Уже в начале XIX в. имя Кальдерона стало знаком новых художественных
исканий, определяло новую романтическую модель драматургии и театра. Не
случайно Ф. Шеллинг, сопоставляя его с Шекспиром, видел в нем идеальный
образец романтического творчества: "Разрозненные начала романтизма Кальдерон
объединил в более строгое единство, которое приближается к подлинной
красоте; не соблюдая старых правил, он сконцентрировал действие; его драма
драматичнее и уже поэтому чище..." {Шеллинг Ф. Философия искусства. М.,
1966. С. 438.}
В этих словах - итог понимания Кальдерона и его места в истории
немецкой романтической школы. Бальмонт, издавая собрание сочинений
Кальдерона, не ставил перед собою аналогичную задачу. Творчество самого
Бальмонта складывалось в эпоху великих исторических бурь и катастроф и
отразило эстетические и духовные переживания русской жизни начала XX в.
Обращение Бальмонта к переводу Калидасы и особенно к Кальдерону явилось
в какой-то мере практическим и теоретическим обновлением его художественного
мировосприятия. В перестройке структурно-смысловой основы художественного
творчества у символистов большую роль играет обращение к театру. Драмы И.
Анненского, В. Брюсова, А. Блока, Вячеслава Иванова отразили новые
потребности театра и искусства. С другой стороны, театр и его деятели
обращаются к символизму. "То движение, - писал В. Брюсов, - которое в конце
прошлого века обновило все формы искусства, перекинулось, наконец, в
театр..." {Брюсов В. Реализм и условность на сцене / Театр. Книги о новом
театре. СПб., 1908. С. 249.}
Переводы Бальмонта, не менее чем оригинальные пьесы Блока или Сологуба,
во многом отразили процессы, происходящие в театре тех лет. Недаром молодой
участник "условного" театра А. А. Мгебров, прочитав "Чистилище святого
Патрика" в переводе Бальмонта, вспоминал: "Я упивался Кальдероном.
Сколько раз, бывало, целыми днями читал я маленькую, драгоценную книгу,
растворялся благодаря ей во всей вселенной..." {Мгебров А. А. Жизнь в
театре. М., 1932. Т. 2. С. 32.}
К. Д. Бальмонт начал переводить очень рано. В предисловии к книге своих
переводов чешского поэта Ярослава Врхлицкого (1928) он писал, что, еще
будучи четырнадцатилетним мальчиком, "тайком от старших", выучил немецкий
язык и перевел ст



Назад