buy generic cialis online 465fe176

Маковский Сергей - Иннокентий Анненский



Сергей Маковский
Иннокентий Анненский
Известно, что мы плохо ценим и бережем наших "больших людей", - как
часто уходят они почти незаметно, и только позже, когда их нет уже,
спохватившись, мы сплетаем венки на траурных годовщинах...
Одним из таких неузнанных при жизни был Иннокентий Федорович Анненский.
В области литературной он работал, можно сказать, в безвестности и лишь
перед самой смертью обратил на себя внимание, примкнув к кружку молодых
поэтов, зачинателей журнала, обязанного главным образом ему, Анненскому,
первыми своими удачами...
Зато и не пощадила его литературная чернь... Не одна чернь! Перед
кем-кем, а перед Анненским повинно все русское общество, - ведь
современники, за исключением немногих друзей, мало что не оценили его, не
увлеклись им в эти дни его позднего, так много сулившего творческого
подъема, но, обидев грубым непониманием, подтолкнули в могилу.
Когда появилась в "Аполлоне" статья Анненского о нескольких избранных
им русских поэтах, под заглавием "Они" {См.: "Встречи с прошлым" [вып. 3],
М., 1978, с. 417. 10 Речь идет о статье И. Анненского "О современном
лиризме", имеющей подзаголовки: "Они" ("Аполлон", 1909, Э 1-2), "Оне"
("Аполлон", 1909, Э 3). Анненский предполагал продолжить статью и в Э 4
"Аполлона" за 1910 год напечатать отрывок под заглавием "Оно", т. е.
искусство. Работу оборвала скоропостижная смерть.}, не только набросились на
него газетные борзописцы, упрекая меня, как редактора, за то, что я дал
место в журнале "жалким упражнениям гимназиста старшего возраста" {Так писал
В. П. Буренин в статье "Критические очерки". - "Новое время", 1909, Э
12082.} (это он-то, пятидесятитрехлетний маститый ученый, переводчик
Еврипида и автор лирических трагедий, мудрец "Книг отражений" и "Тихих
песен"!), забрюзжал кое-кто и из разобранных им поэтов, обидясь на
парадоксальный блеск его характеристик. Пришлось даже напечатать его "Письмо
в редакцию" {И. Анненский понимал, что его статья "О современном лиризме"
может быть неверно истолкована. Поэтому он написал "Письмо в редакцию", в
котором объяснил, что статья выражает его личную, а не редакционную точку
зрения. - См.: "Аполлон", 1909, Э 2. Под "Письмом в редакцию" была
напечатана приписка С. Маковского, в которой он сообщал, что согласен с тем,
что сказано в "Письме в редакцию" И. Анненского.} в свое оправдание.
Анненский ошеломил, испугал, раздражил и "толпу непосвященную", и балованных
писателей, ждавших на страницах "Аполлона" одного фимиама. Метафорическая
изысканность Анненекого была принята за вызов и аффектацию, смелость
оборотов речи - за легкомысленное щегольство...
Анненекого мучило это непонимание. Критик благожелательный,
миролюбивый, несмотря на свою "иронию", был задет за живое, нервничал,
терзал себя, искал опоры, одинокий и не умеющий "приспособиться" к ходячим
мнениям, - можно с уверенностью сказать, что волнения этих нескольких недель
ускорили ход сердечной болезни, которой он страдал давно.
Даже наиболее просвещенный читатель долго оставался чужд и его стихам,
и сущности его неоэллинизма, и критическому ясновидению. Он умер вот уже
около полувека тому назад, но многие ли и за эти годы, несмотря на то, что
Анненский признан передовой критикой большим поэтом, многие ли прислушались
к нему, почувствовали его как выразителя целой эпохи, мятущейся эпохи нашей
на рубеже двух миров - старой интеллигентской России, досказывавшей свое
последнее слово с Чеховым, и новой, родившейся в конце века, - той России



Назад