465fe176

Максимов Владимир Емельянович - Карантин



Владимир Емельянович Максимов
Карантин
"ХОЛЕРА азиатская или индийская - представляет острую
заразную контагиозную болезнь. Как видно уже из названия,
родиной холеры является Азия; здесь она господствует
эндемически в Бенгалии на низовьях Ганга и Брамапутры;
временами ожесточаясь, она отсюда распространяется
эпидемически на соседние части Индостана и Индо-Китая,
проникает в Китай, Японию и в некоторые годы предпринимает
пандемическое шествие по всем странам СТАРОГО и НОВОГО
СВЕТА. Но нигде до сих пор холера вне своей родины не свила
себе гнезда навсегда, то есть не стала эндемичной, хотя она,
например, в России, свирепствовала много лет подряд; всегда
болезнь постепенно ослабевала и затем исчезала из пораженной
местности на много лет с тем, чтобы снова вспыхнуть при
новом заносе заразы из Индии. Впрочем, не всякий занос
холерной заразы в Европу вел к развитию пандемии; иногда
дело ограничивалось отдельными или групповыми заболеваниями.
Следовательно, для пандемического распространения холере
требуются особые благоприятные для того условия, не вполне
еще уясненные до настоящего времени".
Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза
и И. А. Ефрона. Санкт-Петербург. 1903 г.
I
Просыпаюсь я от резкого толчка. Состав, скрипя тормозами, сбавляет ход и,
наконец, останавливается. Синий плафон под потолком рассеивает по купе
слабый сумеречный свет. За окном, над частоколом хмурых сосен смутно
намечается восход. На диване против меня, неловко подвернув острый локоть
под щеку, спит Мария. В неверном освещении ночника лицо ее выглядит почти
детским. Она даже причмокивает во сне, отчего кажется еще более беззащитной.
На мгновение у меня под сердцем что-то оттаивает, обмякает. Но это только на
мгновение. Передо мной тут же, во всех подробностях, день за днем возникает
месяц нашей с нею жизни в Одессе, и расслабляющее тепло покидает меня,
уступая место неприязни и раздражению.
Она появилась в нашем, затерянном среди песков, военном городке
неожиданно. Однажды утром из коттеджа замполита Симоненка выпорхнула и
поплыла по территории тоненькая золотоволосая фея в белом свитерочке и
голубых, в обтяжку штанишках. Ее появление у нас сразу же повергло мужскую
часть городка в прострацию, а женскую - в тревогу и ярость. На женатиков
вскоре напал мор: один за другим они стали запивать мертвую, а среди
холостых началось смертельное соревнование в щегольстве и опрятности. Запах
гладильни и парикмахерской витал над крышами. Атмосфера рыцарского турнира
воцарилась в песках.
Но сама Мария делала вид, что это ее не касается. Мария выбирала жертву.
Мне, в общем-то, до сих пор непонятно, почему она выбрала именно меня. Я, во
всяком случае, не приложил к этому никаких усилий. И не то чтобы она меня
отталкивала, увидеть этакое воздушное видение за триста километров от
ближайшего нормального жилья и не обалдеть - было выше человеческих сил, но
шансы мои представлялись мне такими ничтожными, что я даже не попытался
рискнуть. Лишь к концу второй недели я почувствовал, как плавные круги,
которые описывала Мария в черте нашего городка, постепенно сжимаются вокруг
меня. Косые взгляды сослуживцев только подтверждали приближение развязки.
Встречаясь со мной, она всякий раз с пристальным вызовом взглядывала в мою
сторону, словно бы примериваясь к избранной для заклания добыче. Я смотрел,
как ее рвущаяся из стильных одежек фигурка, надменно покачивая бедрами,
уплывала своей дорогой, и дуновение близкой катастрофы перехватывало мне



Назад