465fe176

Максимович Геннадий - Формула Господина Арно



Геннадий Максимович
Формула господина Арно
- Получено известие об убийстве на улице Верри. Знаешь такую? - не
поздоровавшись, спросил комиссар Брин инспектора Макса Карти. - Седьмой
округ, пятый квартал. Там селятся в основном люди среднего достатка.
Личность убитого установлена. Некто Фредерик Арно. Он проживал в доме
номер семь на первом этаже. Займись этим делом.
Когда Макс сел за руль своей старенькой малолитражки и повернул ключ
зажигания, щетки не справлялись с бегущими по лобовому стеклу струями.
Дождь, судя по всему, и не думал прекращаться. Инспектор выжал сцепление,
и его "старушка" понеслась, рассекая лужи.
Дом номер семь Карти нашел сразу. Шестиэтажное здание, окрашенное лет
двадцать назад под стать сегодняшней погоде. У стоявшей рядом с подъездом
машины было выбито заднее стекло. Выключив мотор и подняв воротник плаща,
инспектор выскочил на улицу. Из парадного вынырнул пожилой полицейский и
козырнул:
- Убитый за машиной. Я накрыл его брезентом.
Они обошли автомобиль, и Макс увидел лежавшего на асфальте человека.
Если бы не большое бурое пятно, расползавшееся от головы, то его можно
было принять за крепко подгулявшего поклонника Бахуса, решившего провести
ночь прямо на улице.
- Он так и лежал здесь, когда я пришел. Нам сообщил его сосед, Леон
Тамиз, - объяснил полицейский. - Мне тут рядом, вот я и пришел. Уже минут
через десять. И ничего не трогал, - вздохнул он, вновь прикрывая тело
брезентом. - Только вот взял документы и ключи из кармана.
- Не трогали - это хорошо, - поежился Карти, принимая ключи. - Хотя под
таким ливнем все равно никаких следов. Идеальная погода для убийства.
Проследите, чтобы убитого увезли в морг, но не вскрывали. - Инспектор
вспомнил, что сейчас дежурит группа патологоанатомов, с которой у него
были натянутые отношения. - Они так раскорежат труп, что потом уже ничего
не определишь.
- Вам виднее, - пожал плечами полицейский.
Карти вошел в парадное, поднялся на несколько ступенек, нашел нужный
ключ и открыл дверь. Нащупав в темноте выключатель, повернул его и
огляделся. Рядом с дверью вешалка. На ней потрепанное пальто, потертый
плащ и давно вышедший из моды пиджак. Тут же, неподалеку, шкаф. За дверцей
несколько стопок чистого белья, полкой ниже - груда белья грязного. За
соседней створкой висело два костюма, теплое пальто, халат. Одного взгляда
достаточно, чтобы понять - женская рука давно их не касалась.
Инспектор прошел в комнату. Кроме стола, небольшого серванта с посудой,
которой определенно давно не пользовались, да четырех стульев, ничего не
было, да и не могло бы разместиться.
Во второй комнате громоздились книги. В огромных шкафах, на стульях,
письменном столе, подоконнике. Толстые фолианты и брошюры об
аккумулировании солнечной энергии и о двигателях внутреннего сгорания, о
приливных электростанциях и термоядерном синтезе, о ветрах и геотермальных
источниках... Учебники, справочники по химии, таблицы октановых чисел.
Карти взял наугад один том, полистал. Нет, книги находились здесь не
для красоты. Их читали, изучали весьма основательно. То и дело на
страницах встречались пометки.
Положив книгу на место, инспектор прошел в третью комнату, оказавшуюся
крошечной спальней. Обстановка и здесь была небогатой. Тахта, тумбочка,
стул, телевизор...
Посередине, четвертой комнаты стоял большой лабораторный стол,
заставленный огромным количеством химической посуды и незнакомых
инспектору приборов. А в углу - верстак с разбросанными по нему
инструмент



Назад