465fe176

Максимович Геннадий - Фраза Из Дневника



Геннадий Максимович
Фраза из дневника
Инспектор Пьер Тексье ехал в вычислительный центр института информации.
Несколько минут назад дежурный вычислительного центра обнаружил в одном из
машинных залов тело мужчины. Дежурный знал в лицо всех работников
института, но этот человек был ему неизвестен. Когда инспектор прибыл на
место, он застал там сержанта полиции из ближайшего участка. Это был
пожилой человек, уже давно начавший седеть и полнеть, которому явно в этот
ночной час больше хотелось спать, чем торчать здесь. Увидев, что Тексье
молод, он отозвал его в сторону и почему-то несколько испуганно прошептал:
- Вы знаете... Быть может, вам лучше все-таки позвонить своему
начальству?
- Это почему? - спросил Пьер, стараясь придать раздраженному голосу
суровость.
- Да понимаете ли... я проверил документы убитого. Так вот, это Франсуа
Люзьен - известный ученый, лауреат нескольких международных премий,
участник многочисленных международных комиссий и почетный член многих
академий. Может быть, вам все же позвонить начальству?
- Я сделаю все, что сочту нужным... - Голос Тексье стал более жестким.
- Ну как хотите, - чуть обиженно сказал старый полицейский. - Я счел
своим долгом предупредить вас. Тогда пойдемте. Он здесь, рядом.
Они вошли в большой зал, заполненный компьютерами. Тексье увидел
распростертого на полу человека без пиджака и с полуразвязанным галстуком.
Голова и руки его лежали на открытой крышке компьютера. Казалось, что это
мастер, взявшийся чинить электронно-вычислительную машину и внезапно
уснувший.
Пьер огляделся. Неподалеку от компьютера висел на стуле пиджак.
- Что, пиджак так и висел здесь? - спросил он старого полицейского и
начал набивать трубку.
- Нет, он валялся рядом с ним. Я пометил на полу это место и поднял
его, когда искал документы. - И, увидев недовольство в глазах инспектора,
добавил: - Он валялся, как будто Люзьен метался, прежде чем упасть.
Видите, у него и галстук развязан только наполовину, и ворот рубашки
расстегнут на две пуговицы.
Они отодвинули тело от машины и положили на спину. Тексье осмотрел его.
Видимых следов насилия на теле Люзьена не было. Одно только удивило - лицо
мертвеца. Это было лицо красивого пожилого человека, на котором, казалось,
застыло выражение счастья и умиротворенности. Такого Тексье раньше видеть
не приходилось. Во всех случаях, с которыми он сталкивался, смерть
заставала людей, когда их лица были искажены гримасой ужаса или ярости. Но
счастья... Нет, такого не бывало.
- Где находится дежурный, который его обнаружил? - спросил Пьер.
- Он ждет вас в соседней комнате. Кроме того, не дожидаясь вас, я
вызвал сюда директора вычислительно центра.
- Это вы сделали правильно. Я пойду поговорю с дежурным, но перед этим
позвоню и вызову экспертов. А вы встретите их.
...Разговор с дежурным ничего не добавил к тому, что Пьер уже знал. В
это время, то есть ночью, люден в вычислительном центре почти не бывает.
Если работы много, то на ночь остаются несколько операторов и
программистов. Но это бывает нечасто... Машины же почти всегда включены,
так как обмен информацией, ее сбор и обработка ведутся круглосуточно.
По мнению дежурного, ночью в вычислительный центр постороннему человеку
проникнуть практически невозможно. Система сигнализации отлажена хорошо,
проверяется регулярно, и при ее повреждении тревога раздается сразу же.
Охранники знают всех сотрудников в лицо, да и документы требуют у каждого.
Инспектор раздумывал над тем, какой еще вопрос



Назад