465fe176

Максимович Геннадий - Отец Харта



Геннадий Максимович
Отец Харта
В баре было до противного накурено и душно. Да и чему было удивляться,
ведь в это затрапезное заведение заходили разве что безработные
журналисты, бродяги да пенсионеры. Здесь могли зарезать человека лишь
из-за того, что у него в кармане завалялись два-три доллара. Полиция
старалась обходить бар "У друзей", зная, что тут надо или брать всех
подряд, или же не трогать никого.
За столиком в самом углу сидели два обтрепанных посетителя. Одному из
них было на вид лет семьдесят, а другому ненамного меньше. Оба были слегка
выпивши и, судя по разговору, знали друг друга давно, хотя и встречались в
этом баре лишь время от времени и то случайно. На столике перед ними
стояла недопитая бутылка дешевого виски.
- Послушай, Джо, - обратился к своему соседу тот, что был постарше, - а
какое сегодня число?
- Да вроде бы двадцатое.
- Значит, до того, как мне переведут деньги, осталось целых десять
дней. А у меня всего семь долларов.
- При теперешних ценах это просто гроши. И как же ты думаешь протянуть?
- Думаю, как-нибудь перебьюсь, Я ведь уже привык выходить из таких
положений.
- Слушай, я давно хотел спросить тебя: а кем ты был раньше? Ты уже не
первый раз говоришь "переведут деньги". Значит, ты не пенсионер, как я.
Иначе ты бы говорил, что просто пойдешь и получишь их. Ведь нам-то не
переводят. Мы сами ходим получать.
- О, я был великим человеком, - ответил старик, оживившись. Он налил в
стакан виски, поднес его к губам и полузакрыл глаза. - Правда, это было
очень и очень давно. Ведь мне уже 76 лет. И звали меня тогда Рене Дюбо. Я
был единственным сыном эмигрантов-французов, которые всю жизнь вкалывали и
жили в нищете. И мне была уготована такая же участь.
Однажды, когда я был еще совсем мальчишкой, в Нью-Йорке, проходя мимо
шикарного ресторана, я увидел, как из великолепной машины вылезает
молодой, хорошо одетый парень в окружении красивых девочек. Не успели они
и к двери ресторана подойти, как швейцар услужливо распахнул дверь и
склонился в подобострастном поклоне. А ведь я тогда уже двое суток
практически ничего не ел. И, увидев этого парня, я решил, что обязательно
стану таким же богатым и шикарным.
Было мне тогда лет тринадцать или четырнадцать. Я еще учился в, школе.
Но, решив добиться своего любой ценой, я ушел от своих родителей, от
которых ничего не мог унаследовать, кроме нищеты, и пошел искать работу. Я
брался за все, что только попадалось. Но учебу не бросал. А учился я
хорошо, голова варила что надо. Деньги, хотя и получал за труды сущую
мелочь, старался не тратить. Откладывал по три-пять долларов в месяц. Я
решил получить высшее образование и упрямо шел к своей цели.
Прошло, наверное, лет шесть или семь, и моя мечта сбылась. Я поступил в
университет. Но накопленных денег все равно не хватало, и я продолжал
работать. После второго курса я увлекся кибернетикой, а с четвертого на
меня стали обращать внимание, как на студента, подающего большие надежды.
Не скажу, чтобы я делал какие-нибудь великие открытия, но одна черта была
у меня всегда. Я умел быстро уловить и развить любую интересную идею,
брошенную кем-то даже вскользь, мимоходом. А это, знаешь, иногда стоит и
нескольких талантов.
После окончания университета меня, как одного из лучших выпускников,
пригласили в научно-исследовательский отдел одной из фирм по производству
электронно-вычислительных машин. Дали хороший оклад, обещали повышение по
службе. Но всего этого для меня было мало. Я все равно не



Назад