465fe176

Максимович Геннадий - Последняя Исповедь Луи Кюфо



Геннадий Максимович
Последняя исповедь Луи Кюфо
- Слушай, Шерлок Холмс, ты что, уснул? - услышал инспектор Тексье,
подняв телефонную трубку.
Звонил Жан-Клод, его старый приятель и верный товарищ по одной
маленькой слабости - повозить кистью по холсту на пленэре, за городом.
- Да нет, - вяло ответил Пьер, - просто это духота доконает меня.
- И все-таки, может быть, ты подъедешь сейчас ко мне? Мне срочно
нужна твоя помощь.
- Ладно, что с тобой поделаешь, - нехотя согласился инспектор.
Положил трубку, лениво застегнул ворот рубашки, завязал галстук и
надел пиджак. Конечно, он мог бы и не делать этого в такую жару, но
привычка есть привычка. Вышел на улицу и подошел к своей машине.
- Ну как, не изжарился по дороге? - спросил Жан-Клод, когда Тексье
вошел к нему в кабинет.
- Как видишь, выдержал, - ответил Пьер, садясь на стул у окна. -
Давай выкладывай, что там у тебя.
- Прямо сразу и выкладывай. Скажи сначала, ты когда-нибудь знал
точно, чем я занимаюсь в течение недели, пока работаю?
- По-моему, какими-то исследованиями в области кибернетики и
компьютерной техники, - ответил Тексье, совершенно не понимая, зачем
это нужно его другу.
- В общем-то, правильно. Но, кроме исследовательской и проектной
работы, наше заведение еще консультирует различные фирмы и
вычислительные центры. Вот об одном из таких центров я и хочу с тобой
поговорить.
В разное время всегда было много пожилых людей, ценных для науки,
искусства, культуры и, к сожалению, стоящих уже одной ногой в могиле.
Современная же техника позволяет сохранить их мозг со всем интеллектом
с помощью компьютера. Ведь если ввести в машину интеллект и
самосознание талантливого человека, то этот новый, уже электронный
мозг, отбросив старческую немощь бренного тела, вполне может еще
приносить огромную пользу. Вот для таких-то случаев и было придумано
так называемое "творческое бессмертие".
- Это мне более или менее понятно. Но при чем здесь я? - спросил
Пьер, несколько удивленный услышанным.
- Так вот, в это самое заведение, где стоят компьютеры с
самосознанием великих людей, сравнительно недавно поступил молодой
талантливый физик-ядерник Луи Кюфо. Я не знаю подробностей. По-моему,
он где-то сильно облучился. Когда стало понятно, что он долго не
протянет, ему и предложили передать свое самосознание компьютеру. Ведь
дело это добровольное. Он, видимо, понимал безвыходность положения и
согласился.
Первое время все шло хорошо. Но потом начались мелкие
неприятности. Понимаешь ли, в тот момент, когда вся эта идея
разрабатывалась, большинство людей как-то не задумывалось над тем, что
вместе со всей мозговой информацией в компьютер попадут и эмоции,
чувства, желания. До случая с Луи Кюфо такой вопрос действительно не
возникал. Я думаю, скорее всего потому, что все остальные, находящиеся
там, уже пожили на своем веку, перетерпели, перечувствовали все, что
им было отведено. Их уж больше ничто не интересовало, кроме
собственной работы.
А тут вдруг появился Кюфо, молодой энергичный парень, мало что
видавший в жизни. Он-то еще не перечувствовал всего, не пережил... Что
уж там вышло, не знаю. Но, говорят, в последнее время он несколько
успокоился. И вдруг вчера утром обнаружилось, что вся память
компьютера, в котором находилось самосознание Луи Кюфо, стерта, то
есть он перестал существовать.
В общем-то, произойди такое с кем-нибудь другим, это вполне можно
было принять за случайность. Но Кюфо занимался строго секретными
проблемами, имеющими огромную го



Назад