465fe176

Максимович Геннадий - Призвание



ГЕННАДИЙ МАКСИМОВИЧ
ПРИЗВАНИЕ
Когда позвонил Володя, мне настолько было не до него, что даже при
всей своей недогадливости он понял, как мне не хочется с ним
разговаривать. Да и как же иначе, если до защиты диссертации остались
считанные дни, а я никак не мог сформулировать окончательные выводы.
Конечно, я мог не бояться, нас - ПАКов - было еще так мало, что
любое наше исследование воспринималось коллегами как подарок судьбы.
Так что успех моей монографии "Влияние эмоционального состояния
компьютеров на их работоспособность" был обеспечен, но в ней не было
того завершающего аккорда, который и делает обыкновенный перечень
сведений настоящим научным трудом.
Володькин звонок был совсем не ко времени, но он был кибернетиком,
а я ПАКом, то есть психоаналитиком компьютеров, и не ответить на его
зов, в сущности, не имел права.
- Слушай, Кравцов, - начал он, забыв, как всегда, поздороваться. -
Тут один новенький компьютер свихнулся: у нас срочная работа стоит, а
он несет такое, что хоть вешайся. Шеф сказал, что если мы не уговорим
тебя по старой дружбе зайти и посмотреть, в чем дело, то нам крышка.
- Ну-ну, не прибедняйся. Разберитесь там как-нибудь без меня, -
сказал я таким недовольным тоном, что самому стало неудобно.
- Уже разобрались... - сердито ответил Володя. - В конце концов, ты
психоаналитик, а не я, да и машины в твоем ведении. Так что давай
приходи.
В чем-то он был действительно прав - я выбрал себе профессию сам и
должен был помочь ребятам. Тем более что Володя и его вычислительный
центр сыграли решающую роль в моем выборе профессии. Ведь когда я
поступал в медицинский институт, мне и в голову прийти не могло, что я
стану заниматься недугами не человеческими, а компьютерными - разными
сдвигами в их электронном мозгу. Но в один прекрасный день позвонил
мне этот же Володя и пригласил к себе в вычислительный центр.
- Понимаешь, старик, - сказал он, показывая мне очередной железный
ящик, - компьютер - это не обыкновенная машина, как, скажем,
автомобиль или самолет, а где-то немножко и человек. Он способен не
только быстро считать, но и логически мыслить. Мне даже иногда
кажется, что он способен и что-то чувствовать, переживать и тому
подобное. А раз так, то у него, значит, есть и своя психология. Нам,
кибернетикам, разобраться во всем этом просто не по силам. Тут нужны
какие-то свои, специфические знания. Так почему бы тебе, начинающему
психологу, не заняться именно этим вопросом. Только представь
психология компьютера! Это же сумасшедшая тема!
Агитировал он меня долго. Тема действительно была интересной, и я
дал себя уговорить.
Так я и занялся тем, в чем, по сути дела, не очень-то разбирался.
То есть в психологии я кое-что понимал, а вот в компьютерах... К стыду
своему, и сейчас не могу отличить одну интегральную схему от другой,
чем вызываю естественное пренебрежение у некоторых кибернетиков. Но и
они без нас, ПАКов, часто не могут выбраться из психологических
завихрений компьютеров.
Если Володя звонит мне, значит, дело и впрямь интересное. Но ведь у
меня действительно сейчас нет времени идти в их вычислительный центр.
Если я сделаю это, то, значит, сам откажусь от защиты собственной
диссертации.
Историй с этими железными ящиками бывает много. И чем совершеннее
они становятся, тем сложнее в них разобраться. Конечно, самый лучший
способ выяснить, что происходит с тем или иным компьютером, - это
поговорить с ним "по душам". Иногда это удается. Но чаще всего машины
по свойственной



Назад