465fe176

Малахов Олег - Пенистый Напиток



Олег Малахов
ПЕНИСТЫЙ НАПИТОК*
(пенис, ты и напиток)
ПУТЬ ИЛЬЗЫ
Утром постель была чиста. Грудь питала малыша. Капли молока прятались в
складках ночной рубашки. Он мог ждать ее и не замечать своего одиночества.
Шесть месяцев, как полдня. Очнись он однажды в ее руках, что случилось бы с
его сердцем? В мерцании электричества на предпоследнем этаже и в жужжании
комаров, облепивших лампочки, сохранились остатки ее-его поиска.
Правда, иногда хочется умереть. Потом воскреснуть, но все-таки на
какое-то время хочется умереть. Людям нужен доступ к наркозу. Ежеминутно
необходимо осознавать, что ты можешь уснуть на неопределенное время.
Умерщвляя себя, легче выжить.
Ильза уезжала вечером. Поезд подытоживал стук ее сердца своим
неотвратимым движением. Глубоко стонущее самоотрицание боролось с ее
катастрофической боязнью забыть сказочные дни становления. Она уснула легко,
ноги болели от сквозняка. Лицо уютно устроилось у окна. Агрессивный дождь с
полосами молний, кроящими небо, оплакивал путь Ильзы. Ночью в салонах
ревностно любимого Ильзой города состоялись кастинги. Молодежь оголяла
бедра, сравнивала, скучала. Неприкосновенность Ильзы предопределила путь
девушки, и девушка утомила свои ноги, а сквозняк увеличил вероятность
заболеть. Ильза укутала ноги. Гроза, нервная масса воды стекала по стеклам.
Ильза уснула легче, чем в первый раз. Снились ей новые картинки. Она одна, а
в снах ей кажется, что рядом родственники и старые друзья. Ильза любит сны,
но пробуждение отнимает цвет и запах сна, открывает его иллюзорность.
Ильза видит девочку. У нее ясные глаза, удивленный взгляд, она в чем-то
признается. Ильзе слышится знакомый голос. Ильза узнает себя, и неожиданно
поезд встрепенулся, отправляясь с очередной станции, и кошмарно встряхнул
пассажиров. Если бы у Ильзы не болели ноги, она бы не почувствовала тряски.
Ильза расстроилась. Она думала о странных вещах. Странности поглощали ее
мировоззрение. В столовой она обычно сидела одна. Она привлекала людей,
однако сперва каждому хотелось разгадать ее настроение. Ильза не любила
людные места, покидала вечеринки в момент их разгара.
Купе душило Ильзу. Она открыла дверь, вышла в коридор, застыла у окна,
обрела спокойствие. Ночь, ласкаемая дождем, регулировала восприятия Ильзы.
Девушка уезжала, оставляя родные места, приобретая ощущение небытия.
Подчиняясь формуле странствия, девушка силилась понять, что уносит ее и
куда. Она будет секретаршей в нейлоновых трусиках, или устроится
парикмахером, или продавцом в магазине. У нее нет прошлого. Она от него
отказалась. Но сны опровергали его отсутствие. Все таки прошлое напоминало о
себе и болью слева и слабостью справа.
Первый этап движения завершен. Станции не заботят Ильзу. Она не знает,
куда едет. Она знает, что нельзя иначе.
Можно вдохнуть мрак очередного тамбура? Поезд пойман аркой, будто
проникает в толщь радуги.
Глаза Ильзы - частички радуги.
Возникло нечто ужасное. Руки трогают гладь стекла. Губы касаются
прозрачной поверхности. Произрастают поцелуи. Возрождается забытый вкус.
Холодная игра живых подруг, нужно вспомнить их предназначение. Ильза не
видит будущего. В окна своего прошлого не заглядывает. Ее не хотели слушать,
обрывали на полуслове. Она могла привыкнуть. Анализ обнажил глаза. Людям
свойственно плакать. Любовь настигает человека где-то в конечном жизненном
пространстве. Ильза пытается спасти молодость. Сохранить и уберечь историю
осмысления. Ильза наделена глубиной и долгим звуком преобразован



Назад