465fe176

Малахов Олег - Реакция



Олег Малахов
Реакция
Про лужи на улице было не интересно говорить после того, как в соседнем
измерении нашлось место для не определившихся в своих желаниях людей. Многие
из них и не подозревали, что из слов, которые они употребляли в своих
песнях, можно было почерпнуть несколько важных для установки связи со
смежной галактикой фраз, которыми обозначаются идеи, вовсе не лишенные
смысла. В директории, в которой находились все покинутые во время дождя,
никогда не следовали букве закона, как, в целом, и какому-либо словарному
приношению программистов. Их никогда не считали серьезными носителями
словесной культуры, в их словах всегда пытались или действительно замечали
некую формулизованность, хотя те естественно никогда не пытались показаться
непонятными в том, что они высказывали. Многообразный словомир мог
будоражить простого прохожего, усмехающегося и размахивающего руками, но ни
в коем случае он не мог зародиться в убогости непомерно привлекающего
измерения восьмого облака, как его неудачно назвал сосед, который носил
каску. В некотором неподдающемся объяснению городе уже были предприняты
попытки не вступать в контакт с неразумными потребителями слов без
назначения; в скором времени все слова, употребляемые не по назначению,
приобрели ранг незнакомых и не разрешенных для употребления на протяжении
определенных временных отрезков. Поток фраз, который невозможно было
перевести на язык, который давно считается понятным населению смежного
измерения, укрылся в дополнении к вечной симфонии человечества. Ее не
слышали, но о ней знали, и всем было не сложно ее создать заново с умеренным
набором знаков, не подвластным измерениям. Лучше бы все умерли, не
пересказывая сказок, никогда не слышанных и не чудесных, и лишь несколько
искренних, но лишь неподдельных. Этот вариант избежания погружения в
невесомость трогает уже своей формой и посторонней реакцией, которая не
заставляет возникнуть анализы. В крови не определялись лейкоциты, в крове не
определялись телосплетения, телесплетения не определялись в летнем воздухе.
Воздух был не просто летним, но и достаточно лётным, и те, кто не
поддавались мыльным операм в домашних кинотеатрах, готовились к прыжку в
иное измерение, не подчиненное вторжению жалких простуд и ломки суставов.
Некоторое время потенциальные посетители вневременных использованных
измерений думали о том, а нужна ли им будет там неограниченная доза
адреналина, или лучше избавиться от него до проникновения в компромисс той
структуры, которая неупорядочена и недвижима.
Какие-то лишние фразы были неуместны и плоский юмор старшего пилота
душевных перевоплощений перестраивали суждения молодых и бесплодных юннатов.
Наружу глядели чьи-то вторые пары глаз, несколько смущавшие тех, кто
зачастую не замечал своих собственных глаз в отражениях различного рода.
Пытаясь уже внедриться в спорную систему исхода, некоторые старейшины
превращались в юнцов и теряли голову от неудачных попыток вовлечь себя в
поток, измеряемый лишь безмерностью смежного измерения. Юные участники тоже
чувствовали, что оно рядом, и практически можно, не задумываясь ни о чем,
уже принадлежать его неопределенной форме. Они наблюдали за попытками более
опытных, и каждый из новичков несомненно желал доказать всем, что он тоже на
что-то годен, способен на что-то непостижимое и безупречное.
Чем дольше все смотрели друг на друга и осознавали, что уже более не
смотрят друг на друга, а просто вникают не глазами, и ни иными персепторами



Назад