465fe176

Малахов Олег & Василенко Андрей - Судьба



Олег МАЛАХОВ и Андрей ВАСИЛЕНКО
СУДЬБА
"Теперь живешь и не гадаешь:
Ну, сколько жить еще мне лет?
Ведь все равно так верно знаешь,
Что настоящей жизни нет".
Ф. Сологуб.
Запись первая:
"Интересно, на улице сейчас солнышко или пасмурно?.. В общем-то, конечно,
это не так важно... Надо бы представиться для начала... Меня зовут Верекундова
Ира. Я так думаю, во всяком случае... Точнее, мне сказали, что меня зовут
Верекундова Ира. Странно, но эти имя и фамилия не вызывают у меня никаких
ощущений.
Даже не знаю мои ли они... Но сама я в мыслях называю себя Ира. И тетя
Элеонора так меня называет.
Короче, имя мне нравится. Как себя ни обзови, ничего от этого не
изменится... Сколько же времени прошло с тех пор, как я здесь очутилась?
По-моему, не больше четырех дней. Хотя, дневного света давно не видела могу и
ошибиться. С другой стороны, есть я начинаю хотеть три раза в день... Вернее,
три раза за какое-то время... Спать начинаю хотеть почти сразу после того, как
поем в третий раз. Так было, по моим подсчетам, ровно четыре раза. А, значит,
и прошло всего четыре дня. Элементарно, мой дорогой Ватсон... Трудно считать
время, когда ничего кроме электрической лампочки не видишь. Ну да речь-то не
об этом. Речь о том, что будет дальше. Непросто было уговорить тетю Элеонору,
чтобы она позволила мне пользоваться этим вот диктофоном. "Ирочка, ты и так
ослаблена... Не нужно себя дополнительно загружать, дорогая моя". Ее слова...
В чем-то она, конечно, права. Моя левая рука вообще не работает, а правая
иногда сильно болит. Но заниматься-то чем-то нужно! Такое впечатление, что в
предыдущей своей жизни я без дела и двух минут просидеть не могла...
Оригинально... Я сказала: "В предыдущей своей жизни". А ведь не знаю, что было
раньше. До того, как очнулась в этой чистой кровати с белыми простынями,
забинтованная по самое не хочу...
Бинты с правой руки тетя сняла недавно. Поэтому держать диктофон в руке я
могу. И говорить тоже могу. Что еще нужно для полного счастья? Только если
определенности... С самого начала я называла свою тетю "Элеонора Аркадьевна".
Так эта женщина представилась, когда я очень сильно попросила все-таки сказать
имя-отчество. Согласитесь, не очень просто сразу обращаться к незнакомому
человеку "тетя Элеонора". Потом стало как-то все равно. Пусть она думает, что
я ей верю. Пусть даже она прослушает мою запись и поймет, что это не так, мне
наплевать. Я ведь не знаю, тетя она мне на самом деле или нет. По ее
уверениям, настоящая тетя... Кстати, вот она и идет. Пожалуй, отложу
запись..."
Дополнение к первой записи:
"Приход тети Элеоноры выглядит так: где-то в глубине помещений, которые
находятся за пределами моей комнаты, слышны шаги, шум нарастает, затем щелчок
замка и дверь открывается. Видимо, в комнату ведет глухой коридор, потому что,
когда дверь открывается, дневного света не видно - только электрический. Тетя,
когда входит, всегда улыбается и спрашивает: "Ну и как у нас дела?". В этот
раз еще поинтересовалась, научилась ли я пользоваться диктофоном. И попросила
его отложить на тумбочку рядом с кроватью. Потом покормила... Есть сама я не
могу, поэтому тетя меня кормит. Одним и тем же, практически.
Либо рисовой кашей с молоком, либо макаронами с мясом. Терпеть не могу и
то, и другое. Но выбирать не приходится. Хоть чем-то кормит. По-моему, ей нет
дела до того, нравится мне еда или не очень. Я набиваю живот и все... Тетя не
забрала диктофон. Значит, прослушивать мои записи пока не собираетс



Назад