465fe176

Малицкий Сергей - Арбан Саеш 3



СЕРГЕЙ МАЛИЦКИЙ
КАМЕШЕК В ЖЕРНОВАХ
АРБАН САЕШ – 3
ПРОЛОГ
Урисс крадучись вошел в зал и почтительно замер у дверного алтаря. Принц поморщился, но продолжил упражнения.

Тяжелые мешки с песком поднимать было не в пример труднее, чем металлические стержни, но Сайре, который обучал наследника фехтованию, раддекой борьбе и верховой езде, настаивал на мешках. Что ж, ему видней. Однако на сегодня хватит.

Валл бросил мешки на пол, легко встал на руки, соединив носки и вытянув тело в струнку, замер на мгновение, затем согнул локти, коснулся каменных плит кончиком носа, резко выпрямил руки и вновь оказался на ногах.
– Твое тело совершенно! – льстиво заскрипел старик. – Тебе есть чем гордиться, будущий король Эрдвиз!
– Пока меня зовут Валл! – неприязненно оборвал дворецкого принц, стирая с тела пот куском грубой ткани.
– Уже сегодня тебя будут звать Блистающий Эрдвиз! – согнулся в поклоне старик.
– Значит, пришел срок? – чуть дрогнувшим голосом спросил Валл и подозрительно взглянул на Урисса: не заметил ли старик мгновенную слабость?
Дворецкий стоял неподвижно, уткнувшись взглядом в пол.
– Что я должен делать? – холодно поинтересовался принц.
– Побеседовать со мной, – почтительно произнес Урисс. – Потом женщины подготовят тебя к обряду.
– О чем мне говорить с тобой? – презрительно бросил Валл.
– Обо всем, – растянул губы в улыбке старик. – Не упрямься. Это часть обряда. Так заведено. Я буду ждать тебя в верхней галерее.

Ты придешь?
Принц не ответил. Он набросил на плечи легкую куртку и быстрым шагом отправился на южную террасу. Валл редко приходил в эту часть дворца.

Он словно боялся растратить воспоминания и ощущения попусту. С того дня как тело матери сожгли на погребальном костре и пепел развеяли по ветру, принц появлялся здесь не более полудюжины раз. Каждое из посещений казалось ему последним.

Вот и теперь то же самое чувство схватило за горло.
Валл толкнул тяжелые двери, шагнул на открытую площадку и на мгновение закрыл глаза. С гавани тянуло свежим ветром, не успевшее остыть тело овеяло прохладой, но каменные плиты, впитавшие тепло Алателя, грели босые ноги. И все же холод не оставлял Валла.

Он таился в груди наследника с детства. Правда, раньше он настигал принца, только когда Валл сталкивался с взглядом отца, но именно на южной террасе холод овладел принцем окончательно. В тот день шестилетний мальчишка стоял, прижавшись к сестре.

Альма придерживала брата за плечо и, как и принц, не могла оторвать глаз от синих пятен на горле матери. Жрец пирамиды, горбоносый Сатэ, расставил вокруг костра курительницы и начал кружиться, исполняя танец смерти. Дым щипал глаза.

Валл пытался рассматривать конус пирамиды, башни дворцовой ограды, поднимался на носках, стараясь увидеть паруса в гавани Слиммита, но взгляд возвращался к телу матери. Наконец в руках Сатэ вспыхнул факел, жрец поднес его к тщательно уложенным поленьям, и пламя мгновенно охватило приготовленное лакомство.

Альма стиснула плечо мальчишки так, что Валл сморщился от боли, но ни она, ни он не произнесли ни слова. И тогда перед детьми появился отец. Он оттолкнул сына в сторону, взял Альму за локоть, грубо провел рукой по щеке дочери, по груди, бедру, довольно усмехнулся и, на мгновение взглянув на Валла, окликнул начальника стражи:
– Сайре! За щенка теперь отвечаешь ты. Головой!
Валл вздрогнул от прикосновения, обернулся. За спиной стояла нянькарабыня. Принц нахмурился, старуха не имела права приближаться к нему, но в ее глазах стояли слезы.
– Прощай, Валлиси, – прошептал



Назад