465fe176

Малинин Евгений - Проклятие Аримана 1



ПРОКЛЯТИЕ АРИМАНА - 1
Евгений МАЛИНИН
УЧЕНИК
Анонс
Он - тот, кому предназначено избыть древнее проклятие Властителя Тьмы Аримана.
Тот, кто сумеет сыграть до конца фугу для двух клинков, двух миров и одного магистра, и тогда рухнет Заклятие Мрака, закольцевавшее два мира.
Он, рожденный в нашем мире, однажды проснулся уже в мире Разделенном В мире, где он обладает Мечом Поющим и Кинжалом Молчащим Там, где начинается путь от Ученика - до Магистра.
ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ
УЧЕНИК
ПРЕЛЮДИЯ
Что может быть хуже московского метро в восемь часов утра? Только московский автобус в то же время. Хорошо еще, что мне удается, втискиваясь в вагон на станции “Выхино”, встать у дверей, на всех других станциях этой ветки выход (и, что главное, вход) с противоположной стороны вагона...
Рубаха прилипла к телу, в живот уперлась чья-то сумка, дышу тяжелыми людскими испарениями и при этом читаю Урсулу Ле Гуин. Удовольствие.
Да, именно в тот день, 17 июля 1995 года, и началась эта история. Именно в этот день и сошел с проторенной дороги, по которой шагали тысячи моих сверстников, и вступил на узкую, извилистую тропку, протащившую меня по невероятным приключениям, подарившую мне поразительных друзей, обрекшую меня на невосполнимые, горькие потери...
Вот прочитал первый абзац и увидел, как порой высокопарно звучит голая правда. Все получается “меня” да “мне”, хотя кто это - “я”. Обычный “среднестатистический” москвич двадцати шести лет, одинокий, высшее, не был, не привлекался, не участвовал.

За душой, кроме небольшой двухкомнатной квартиры, оставленной любимой бабушкой в наследство, ничего. Да, правда, еще книги.

Их за двадцать лет непрестанного чтения скопилось довольно много, но с недавнего времени и они перестали быть “капиталом”, тем более что львиная часть моей библиотеки - это легкий жанр фэнтези. И еще работа, которая у меня если и не экзотическая, то достаточно необычная.
Надо сказать, что я очень рано, где-то классе в шестом, заинтересовался электроникой и начал собирать различные электронные схемы - радиоприемников, телевизоров, подслушивающих устройств и других занимательных вещей. Наверное, поэтому после школы я поступил в престижный по тем временам вуз под экзотическим названием МИРЭА.
В двадцать один я окончил свой институт и стал специалистом-электронщиком. Как ни странно, я сразу получил интересное предложение из одного ну очень закрытого НИИ.

Но одним из основных условий получения этой работы было почему-то наличие военного билета гражданина, отслужившего в Советской Армии срочную службу. А у меня в военном билете было выведено “...годен к нестроевой службе в военное время...”. Конечно, то, что я не попал в нашу доблестную армию, многие сочтут за поразительное везение, но мне это везение вышло жестким ребристым боком.
В результате я был направлен на опытный завод при НИИ радиокомпонентов мастером на участок штамповки, а через полгода был возвышен до должности начальника прессово-штампового цеха. Мы обеспечивали производство электронных схем для аппаратов, которые летели дальше всех, выше всех и точнее всех.
Когда в 1994 году упомянутые аппараты перенацелили в никуда, наше производство сократили, мой цех и цех точного литья слили, прошу прощения за каламбур, в один, и вы, конечно, догадываетесь, кто пошел за ворота родного предприятия с надписью в трудовой книжке “...по сокращению штатов...”.
Я долго и настойчиво, почти шесть месяцев, искал работу в соответствии с затраченными на мое образование народными средствами и полученными на эти с



Назад