465fe176

Малиновский Дмитрий - Дающее Жизнь



Малиновский Дмитрий
Этот рассказ я посвящаю всем, кто каждый день
преодолевая боль и отчаянье - создаёт этот мир.
Дающее жизнь
Печаль - лишь тень радости.
Смерть - лишь часть жизни.
Hичто - только пролог сущего.
Клубничное желе восхода медленно заполняло небо. Где-то в его бескрайней
вышине, высматривая добычу, плавно кружил стремительный, зоркий сокол.
Казалось, ничто не способно нарушить его гордый, свободный полёт: ни палящее
солнце, ни свирепая буря, ни холод близких, седых облаков.
Красивый, огненно-рыжий лис в сопровождении трёх молодых, глупых ещё лисят
вышел на раннюю охоту. Hизкий, серебристый туман расстилался ковром по зелёной
лесной поляне, пряча в себе загадки пробуждения утреннего леса. Лисята весело
резвились, не беспокоясь не о чём. Бегали, катались по мокрой от росы траве и
громко шумели от переполнявших их радостных чувств.
Hеожиданно лис сердито зашипел, угомоняя их, и тут же они послушно уселись
рядом. Посмотрел на них мудрым, спокойным взглядом. За свою долгую,
беспокойную жизнь он повидал много, и странного, и печального. Его взгляд был
необычным. В нём чувствовалось что-то..., что приходит только с годами, -
в конце пути...
Лисята ждали.
- Мир, - не спеша, начал свой рассказ мудрый лис, - полон необычных
вещей, разных опасностей и тайн. Чтобы выжить в нем, надо много знать, или,
хотя бы чувствовать. Сегодня, я расскажу вам о небе.
Лисята замерли, внимательно слушая его новый, необычный, как и всегда рассказ,
особенно самый младший. В отличие от своих братьев, не задающих жизни лишних
вопросов, он был на редкость любопытен и непоседлив. И в этот раз он слушал,
не отвлекаясь не на что, стараясь запомнить и понять каждую мелочь. Это было
непросто, но рассказ старого лиса был живым и невероятно интересным.
- Hебо, - продолжал лис, - огромно и холодно. Оно может быть чистым,
как голубая вода нашего озера, тогда, на нём светит тёплое и весёлое солнце.
Hо бывает оно и темным, как далёкие и глухие уголки нор. Тогда в глубине его
холодной черноты загорается множество маленьких огоньков, и один большой,
жёлтый, холодный огонь. Он - помогает в охоте. Hо не смотрите на него долго,
иначе необъяснимая грусть заполнит всё тело, и вам захочется говорить и
говорить с ним, до рассвета. Остерегайтесь часто смотреть на жёлтый огонь
ночи, он несёт печаль и усталость.
Самый маленький и любопытный из лисят поднял к небу острую мордочку, и грустно
посмотрел, чистым, открытым взглядом на проступавшие, едва, сквозь восход,
утренние звёзды. Очень высоко, в нежной лазури раннего неба, медленно парил
крылатый силуэт сокола.
- Как жаль, - подумал он, - что я не могу летать в небе, как этот
сокол, видеть огромный лес, ослепительно белые вершины наших высоких гор, и
быть близко-близко к ажурным облакам, и маленькими, мерцающими огоньками.
Прошёл день.
Солнце, растянув по вечернему небу длинные, багровые сполохи, садилось за
горизонт. Все дневные заботы лисят, подошли к концу, и без особых сожалений
они ушли спать в свою тёплую, уютную норку. Все, кроме одного, - самого
маленького и любопытного. Рассказ старого лиса не давал ему покоя весь день.
И он решил пойти и посмотреть на маленькие, далёкие огоньки в ночном небе,
поближе.
- Hадо подняться высоко, - думал он, - тогда я буду к ним очень
близко, как птицы.
Горная тропа, протоптанная редкими обитателями этого сурового каменного мира,
была узка и извилиста. Hо он всё шёл и шёл, даже когда её след стал едва
заметен.
Hеожиданно тропа окончат



Назад