465fe176

Малков Семен - Две Судьбы 1



ДВЕ СУДЬБЫ - 1
Семен МАЛКОВ
ШАНТАЖ
Анонс
Две подруги. Общие радости, слезы, надежды. И... общий мужчина. Для одной он - источник доходов, благосостояния, славы.

Для другой - единственный и неповторимый.
Проходят годы, и треугольник мучительных страстей взрывается самым неожиданным образом. Любовь и предательство, победы и поражения, бескорыстие и криминал - через все проходят герои этой истории, которая начинается в 60-е годы и заканчивается в наши дни.
Часть I
СЕСТРЫ
Глава 1
СЕМЕЙНОЕ СЧАСТЬЕ
Самолет набрал высоту, табло погасло. В салоне первого класса немноголюдно, приятно освежает струя кондиционера. “Всего каких-то два часа - и дома”, - удовлетворенно подумал Иван Кузьмич, отстегивая привязной ремень и удобно устраиваясь в кресле.

Среднего роста, широкоплечий, солидный - преуспевающий советский руководитель, типичный представитель партхозноменклатуры. Возвращался он из поездки в Федеративную Республику Германии - провел там две недели в составе советской делегации.
Сидевший неподалеку от него известный журналист-международник Чижевский, узнав Ивана Кузьмича, удивился: “Да это никак Григорьев, собственной персоной?!”
- Интересно знать, - повернулся он к Веснину, работнику советского посольства в Бонне (они были в близком знакомстве), - почему Григорьев летит отдельно от всей делегации?
- А кто такой Григорьев? Шишка какая-нибудь? - поинтересовался Веснин.
- Не “какая-нибудь”, а весьма значительная, - охотно разъяснил Чижевский. - Фактически ведает в аппарате ЦК распределением материальных благ. С тобой, как с другом, буду откровенен. - Он понизил голос: - За последний год дважды к нему обращался - машина мне понадобилась и путевки в спецсанаторий.
- Ну и как? Судя по результатам, ты, Лев Викторович, встретил взаимопонимание? - съехидничал Веснин; присмотрелся. - Хотя и вправду - впечатление производит приятное. Такое открытое русское лицо...
- Поверь, он вполне на своем месте. С ним и дело иметь приятно. Все решил оперативно, без волокиты.

Мужик простой, но палец ему в рот не клади. Чувствуется - уважают его и побаиваются. Говорят, скоро возглавит всю службу.

Шеф-то у него дряхловат, постоянно болеет.
- Ну на его месте не слишком бы я надеялся, - усмехнулся Веснин. - Сам знаешь эту систему: старик руководит не приходя в сознание, пока не вынесут... сам понимаешь, как.
- Попробую-ка с ним пообщаться, - поднялся с кресла Лев Викторович, лукаво подмигнув. - Нельзя упускать такой случай!
Чижевский, спецкор “Правды” по германоязычным странам, занимал видное положение в журналистике: его острые аналитические статьи известны миллионам читателей. Конечно, и Григорьев хорошо его знает и помнит. Лев Викторович уверенно, непринужденно направился к нему, намереваясь выразить свое почтение и обменяться несколькими словами.
- Прошу прощения, Иван Кузьмич, не помешаю? - подсев на свободное место рядом с Григорьевым, попытался он завязать беседу. - Мы ведь немного знакомы? И на приемах встречались, и разными пустяками вам надоедал. А я не из тех, кто забывает добро.
Иван Кузьмич вежливо кивнул, не проявляя, однако, видимого желания вступать в разговор.
- Погода хорошая, прибудем без опозданий! - бодро начал Чижевский, как бы не замечая, что сосед не расположен к общению. - А почему вы отдельно от всех? Если это, конечно, не государственная тайна.
Григорьев досадливо поморщился - не любил откровенничать с дотошными журналистами - береженого Бог бережет; однако ответил вполне дружелюбно:
- Пришлось задержаться, уладить кое-каки



Назад